Биография

Крестовский, Всеволод Владимирович — полковник кавалерии, известный писатель, родился 11.02.1839, воспитанник 1-ой Санкт-Петербургской гимназии; по окончании ее в 1857 поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета и с этого же года начал печатать свои стихотворения и рассказы в журналах.

К 1859 году семья Всеволода Крестовского разорилась. Он был вынужден уйти из университета и зарабатывал на жизнь литературной поденщиной в журнале «Русское Слово» у Аполлона Григорьева, попутно давая уроки за курс гимназии чиновникам, желавшим сдать экзамены на первый чин коллежского регистратора (14 класс).

Одним из первых учеников Крестовского стал 19-летний помощник полицейского надзирателя Сенного рынка Иван Дмитриевич Путилин. В благодарность за учение Путилин по просьбе Всеволода Крестовский начал знакомить его с криминальным миром Санкт-Петербурга. Благодаря Путилину и его начальнику следственному приставу К.К.Галахову, Крестовский получил уникальную возможность участвовать в полицейских облавах и ловле преступников методом личного сыска, допросах подозреваемых, работы в столичных судебно-полицейских архивах и т.п.

В 1860 году Крестовский женился по любви на 20-летней барышне Варваре Дмитриевне Гриневой (актрисе) и, ввиду неизбывной бедности, поселился с молодой женой в пустующей даче на Петровском острове. Несмотря на крайнюю скудность обстановки (кровати жильцам заменяли копны сена), эта дача стала излюбленным местом сборищ талантливой питерской молодежи той эпохи.

Частыми гостями молодой четы были братья-художники Маковские, скульптор Михаил Микешин, литератор Николай Лесков. Двух последних Крестовский водил «на натуру» в самые «знаменитые» питерские притоны той эпохи — «Вяземскую лавру», «Малинник», трактир «Ерши» у Аничкова моста и т.п. Безопасности ради, Крестовский всякий раз наряжал себя и спутников в нищенские лохмотья либо одеяния рабочих-поденщиков, но несколько раз им приходилось отбиваться в рукопашных драках от заподозривших неладное «блатных».

В 1863 году В.В.Крестовский расстался с супругой. Вероятно, тогда же он, став к тому времени знатоком скрытых подземных убежищ криминалитета, обратил на себя внимание Третьего отделения Канцелярии Его Императорского Величества и в том же 1863 году отбыл с особым поручением в Царство Польское в составе официальной комиссии по исследованию подземелий Варшавы, использовавшихся участниками польского восстания 1863 года.

В Польше по долгу службы Крестовскому приходилось тесно общаться с русскими военными. И конечно, волей-неволей он сравнивал офицерскую жизнь с ее суровой простотой, ясным пониманием того, кто враг, и кто друг, и нравы петербургского литературного либерального бомонда. Возможно, уже тогда у писателя родилась мысль круто изменить свою судьбу и поступить на военную службу.

В 1864 он напечатал большой роман «Петербургские Трущобы», доставивший ему большую популярность среди читающей публики.

Летом 1867 года он отправился в пароходное турне по Волге для участия в цикле литературных вечеров. Попав в Нижний Новгород, Всеволод Крестовский стал свидетелем вопиющих злоупотреблений местного обер-полицмейстера Лаппо-Старженецкого и начал газетную кaмпанию против последнего. Противник Крестовского пытался привлечь его к суду за клевету, но в итоге разбирательства автор был полностью оправдан, а его оппонент с позором изгнан с должности.

В 1868 В.В.Крестовский неожиданно для окружающих поступил юнкером в 14-й уланский Ямбургский полк (Гродненская губерния). В это время прицельный огонь по Крестовскому (как и по Лескову) вел уже весь “прогрессивный” литературно-общественный мир, мстя писателю за его стойкие патриотические убеждения, а более всего — за позицию, занятую Всеволодом Владимировичем по отношению к польскому и русскому революционным движениям.

Зачисление по собственному желанию на военную службу нижним чином писателя с крупным именем, уже давно вышедшего из юношеского возраста (29 лет), наделало в свое время много шума: в литературных кругах и в печати к этому факту отнеслись с озлоблением и насмешками, как к проявлению анти-либерального направления; в правительственных сферах — с большой дозой подозрительности (в романе “Две силы” он не щадил не только революционеров, но и чиновников).

Поводами вступление В.В.Крестовского в ряды армии были:

  • его неудачно сложившаяся супружеская жизнь (в первом браке);
  • неприятности в литературном мире, вызванные клеветническими, ныне вполне опровергнутыми толками об использовании якобы Крестовским для «Петербургских Трущоб» материалов, собранных Н.Г.Помяловским,
  • и, наконец, в связи с этим — желание уйти из привычной обстановки в совершенно иную среду, подобно тому как уходят, например, в монастырь.

Однако, военную карьеру В.В.Крестовского все же нельзя считать случайной: и по отцу, и по матери предками он имел военных, a в детстве очень увлекался военным делом, и вообще военная среда, с которой он ближе познакомился в начале 60-х, когда был в Царстве Польском в качестве члена комиссии, учрежденной для расследования подземелий г. Варшавы, пользовалась его симпатиями.

Крестовскому армейская семья протянула руку помощи в самый тяжелый момент его жизни. В свою очередь и Всеволод Владимирович всей душой полюбил армию, став ее преданным бытописателем и историком. Военное начальство (как и однополчане писателя) одобряло литературную деятельность новоиспеченного юнкера, поскольку Крестовский очень серьезно относился к выполнению прямых служебных обязанностей. Кроме того, всем сослуживцам импонировало, что знаменитый писатель не требовал для себя какого-то особого положения и строго соблюдал воинскую субординацию.

В 1869 Крестовский выдержал экзамен при Тверском кавалерийском училище и был произведён в офицеры.

В 1870 ему было поручено составление истории Ямбургского уланского полка, и он был прикомандирован к главному штабу на 2 года для собирания материалов.

Во время пребывания В.В.Крестовского в столице произошло y него громкое столкновение с присяжным поверенным Соколовским, закончившееся преданием В.В.Крестовского военному суду.

Соколовский, выступая представителем интересов жены В.В.Крестовского в ее бракоразводном процессе, вылил целые потоки грязи на Крестовского не только как на человека, но и как на литератора и офицера; когда Соколовский отказался от дуэли, В.В.Крестовский нанес ему оскорбление, ударив перчаткою по лицу.

Военно-окружной суд, после блестящего последнего слова подсудимого, встреченного громом аплодисментов публики (среди которой находился и Великий Князь Николай Николаевич Старший), не нашел возможным приговорить Крестовского к чему-либо кроме дисциплинарного взыскания.

К этому же периоду относится дуэль В.В.Крестовского (без кровавого результата) с товарищем по полку, поручиком графом Цукато, оскорбившим брата В.В. Крестовского, юнкера.

В 1874 Крестовский окончил составление истории Ямбургского полка, труд был представлен шефу его — Великой Княгине Марии Александровне, герцогине Эдинбургской, и автор в награду был переведен тем же чином (поручика) в лейб-гвардии Уланский Его Величества полк.

Осенью того же года на В.В.Крестовского, по личному повелению императора Александра II, было возложено составление истории лейб-гвардии Уланского Его Величества полка.

Поручение было через год выполнено, причем чтение корректуры и цензуры пожелал взять на себя сам государь.

В 1875—76, по поручению Великого Князя Николая Николаевича Старшего, В.В.Крестовский собирал материалы для истории русской конницы, оставшейся, однако, недоконченной.

Кроме названных специальных военно-исторических исследований, В.В. Крестовский в эту эпоху своей жизни очень деятельно продолжал работать и в общей литературе:

  • в 1868—71 он напечатал большой роман-хронику «Кровавый пуф» («Панургово стадо» и «Две силы»), изображающий польское восстание 1863 и борьбу русских и польских элементов в Западном крае;
  • затем написал ряд рассказов под общим заглавием: «Очерки кавалерийской жизни», представляющих одно из лучших произведений русской военной беллетристики, где зарисован ряд типичных представителей русского военного быта 60-х,
  • закончил историческую повесть из эпохи Павла I «Деды», 2-я половина которой посвящена Суворову и его швейцарско-италийскому походу 1799,
  • и очень усердно сотрудничал в газете «Русский Мир» (В. В. Комарова, М.Г.Черняева и P.A.Фадеева), уделявшей большое внимание военным вопросам.

В 1876—78 штаб-ротмистр В.В.Крестовский был командирован с Высочайшего соизволения в действующую Дунайскую армию официальным военным корреспондентом «Правительственного Вестника» и сверх того назначен редактором издававшегося при армии «Военно-Летучего Листка».

Интересные и художественно написанные корреспонденции Крестовского были затем (1879) изданы отдельно в 2 больших томах.

За ряд боевых отличий (при штурме Плевны, в Троянском отряде генерала Карцова и в отряде генерала Струкова, при набеге на Адрианополь) Крестовский получил: чин ротмистра, ордена Святой Анны 3 степени с мечами и бантом, Святого Станислава 2 степени с мечами, Святого Владимира 4 степени с мечами и бантом и черногорский, сербский и румынский ордена.

Наблюдение В.В.Крестовского над организацией продовольственного снабжения войск и над ролью в этом деле еврейского элемента дали ему впоследствии материал для трех больших романов:
• «Тьма Египетская»,
• «Тамара Бендавид»,
• «Торжество Ваала» (последний остался незаконченным).

В 1880—81 в качестве секретаря при главном начальнике русских сил в Тихом океане адмирале С.С.Лесовском В.В.Крестовский совершил плавание на Дальний Восток на крейсере Европа, причем посетил и Японию; плодом этой поездки явились 2 тома книги «В дальних водах и странах» и составленная по поручению Великого Князя Алексея Александровича печатная записка о положении и нуждах Южно-Уссурийского края.

В 1882 В.В.Крестовский был назначен, с переименованием в подполковники армейской кавалерии, чиновником для особых поручений при Туркестанском генерал-губернаторе и командующем войсками округа М.Г.Черняеве; в это время им написана книга «В гостях y эмира Бухарского», в которой он первый поднял таинственную завесу, долго скрывавшую от взоров русского общества внутреннюю жизнь этой страны. Участвовал в посольствах в Бухару и Хиву, раскапывал курганы в Самарканде, и вторично женился на юной 20-летней вдове чиновника по особым поручениям Евдокии Лагоде.

В 1884 В.В.Крестовский вместе с Черняевым покинул Туркестан и был назначен в распоряжение министра внутренних дел; служба его по этому министерству протекла, главным образом, в двух больших командировках — для ознакомления с деятельностью земства в губерниях Тверской, Тамбовской и Владимирской, и для осмотра торгово-промышленных центров России; кроме официальных докладов о результатах этих командировок В.В.Крестовский напечатал ряд статей: «Под владычеством земства» («Гражданин»), и «Торговые и промышленные центры России» (отдельное издание).

С 1884 по 1892 В.В.Крестовский написал более 200 передовых статей в газете «Свет» (В.В.Комарова), живых и ярких откликов на различные злобы дня, из которых особенно интересны по своему «подъему» и «разжигающему характеру» статьи о наших отношениях с немцами.

В 1887 полковник Крестовский перевелся в пограничную стражу на должность штаб-офицера для инспектирования отделов и бригад этой стражи.
Беспрерывные командировки дали В.В.Крестовскому материал для ряда очерков: «Вдоль австрийской границы», «Русский город под австрийской маркой» и «По закавказской границе», печатавшихся в «Русском Вестнике» и «Московских Ведомостях».

К этому периоду относится военно-политическое письмо В.В.Крестовского «Наша будущая война» — о возможном нашем столкновении с Германией.

В 1892 генерал Гурко пригласил В.В.Крестовского в Варшаву на пост редактора единственной русской газеты в Польше — «Варшавский Дневник» при генерал-губернаторе Царства Польского И.В.Гурко.

Ответственное газетное дело и усиленные труды по редактированию, в связи с трудными цензурными условиями и крайне неприязненным отношением польской образованщины, не могшей простить В.В.Крестовскому «Кровавого пуфа» и ожесточенно боровшегося с ним в заграничной печати бранью и инсинуациями, — все это отравило последние годы В.В.Крестовского. Он умер 18.02.1895 от хронической болезни почек в Варшаве, оставив вдову и шестерых детей от двух браков, был похоронен в Александро-Невской лавре, затем перезахоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища в Санкт-Петербурге.

В последний период жизни В.В.Крестовский всерьез занимался «польским» и «еврейским вопросами» и проблемой взаимоотношения национальных культур в условиях развития капитализма в России. Чтобы лучше освоить этот вопрос, В.В.Крестовский на склоне лет вместе с еврейскими священнослужителями штудировал Талмуд и Тору и даже выучил иврит (помимо коего свободно говорил на французском и немецком языках, мог объясняться на английском и польском, знал основы японского и, разумеется, в совершенстве владел «уголовным языком», будучи автором первого словаря уголовного жаргона России).

Потомки его до сих пор живут в России.


Содержание * Следующая страница